Несмотря на результаты многочисленных исследований, подтверждающие, что различия в когнитивных способностях представителей разных полов пренебрежимо малы, женщинам, работающим в IT-сфере, до сих пор приходится доказывать свой профессионализм и компетентность. И иногда они вынуждены доказывать это даже самим себе.

Опрос об уровне операционной эффективности, проведенный компанией Wrike в 2018 году, проливает свет на эту проблему. Мы опросили более тысячи специалистов из США о том, как организована работа в их компаниях. И 48% опрошенных женщин заявили, что любые их рационализаторские предложения заведомо будут проигнорированы или не дойдут до стадии внедрения. Для сравнения, число мужчин, давших такой ответ, составило 42%.

Судьба предложений: гендерные различия

Этот показатель вовсе не удивителен, если взять в расчет недавний рост внимания к гендерным вопросам, начиная от развернувшегося в последние несколько месяцев движения #MeToo и заканчивая книгой Шерил Сэндберг «Не бойся действовать», вышедшей в России в 2014 году. Но он все равно задевает за живое. Одним из мест, где нехватка карьерных возможностей для женщин буквально бросается в глаза, остается Кремниевая долина.

Женщины составляют почти 50% рабочей силы в США, но в IT их численность достигает всего 25%, в то время как в 1991 году она достигала 36%. Такие данные приведены в книге сотрудницы телеканала Bloomberg TV Эмили Чанг «Вторжение в закрытый мужской клуб Кремниевой долины». Хуже того: во многих крупнейших IT-компаниях женщины занимают самые низкооплачиваемые позиции или должности из нижнего сегмента среднего уровня. И уходят они из технической и инженерной сфер в два раза чаще, чем мужчины.

То, что женщины находятся в индустрии высоких технологий на положении меньшинства, несомненно подрывает их самооценку и уверенность в профессиональных возможностях. Но корень проблемы скрывается гораздо глубже.

«Что касается женщин в IT, то, когда у тебя появится возможность проявить свои навыки, их оценят, — делится мнением Диша Шах, специалист по обработке данных, недавно переехавшая из Кремниевой долины в Нью-Йорк. — Но, мне кажется, разница состоит в том, что у моих коллег-женщин и у меня самой далеко не всегда возникает такая возможность [в отличие от мужчин]. Вам придется бороться за эту возможность, создавать ее, потому что изначально тебя будут считать неспособной, и никто эту возможность тебе не даст».

А что с равноправием в России? В 2017 году в рейтинге гендерного равенства Россия находилась на 71 месте, но некоторые издания не теряют надежду, что скоро наша страна станет моделью гендерного равенства на рабочем месте.

Как мы дошли до жизни такой? От «Скрытых фигур» до «мафии PayPal»

Слышали ли вы об Аде Лавлейс, Грейс Хоппер или Кэтрин Джонсон? Лавлейс написала первую компьютерную программу в первой половине XIX века. Хоппер развила концепцию машинно-независимых языков программирования, что привело к созданию языка COBOL. Джонсон работала математиком в НАСА и делала расчеты для полета в космос Джона Гленна, о чем вы можете узнать из недавнего фильма «Скрытые фигуры».

И все же такие знаменитости, как Альберт Эйнштейн или Билл Гейтс, затмевают этих женщин, несмотря на все их достижения. Эйприл Венсел, ведущий инженер и основательница консалтингового агентства Compassionate Coding, считает, что предвзятое отношение к женщинам началось с анкет для выявления типа личности, которые использовались компаниями при поиске и найме «идеальных программистов» на заре компьютерной отрасли.

Компания System Development Corporation (SDC) положила начало этой практике в 1960-х гг., опубликовав вывод о том, что что наиболее «яркой характеристикой» программиста является «отсутствие интереса к людям», — пишет Натан Энсменджер, автор книги «The Computer Boys Take Over». Этот психологический профиль был составлен на основе анализа черт характера 1378 программистов, из которых только 186 были женщинами.

«Не то чтобы женщины отличались большим человеколюбием, но в нашем обществе они, возможно, получают больше удовольствия от общения, — говорит Венсел. — Тут прослеживаются некие гендерные различия. Я не могу сказать наверняка, врожденная это особенность или приобретенная, но она определенно связана с нашей культурой».

Стереотип «мужчины — компьютерного фанатика» пошел в народ. И поп-культура 80-х годов прошлого века закрепила эту идею с помощью фильмов и сериалов, таких как «Чудеса науки», или телевизионных персонажей вроде Стива Аркела из сериала «Дела семейные». «В 1980-е годы женщины вытеснялись из компьютерной сферы, — говорит профессор Венди Холл, директор института Web Science Institute при Саутгемптонском университете. — Компьютеры продавались в качестве игрушек для мальчиков».

В этой среде начинали свою карьеру основатели IT-компаний, такие как Питер Тиль. В книге «Вторжение в закрытый мужской клуб Кремниевой долины» Эмили Чанг исследует влияние «мафии PayPal» на гендерное неравноправие в технической сфере.

В своей книге «От нуля к единице» основатель PayPal Питер Тиль пишет о стартапах: «Чтобы выжить, им приходится действовать быстро и эффективно, а это легче делать в том случае, если все члены команды разделяют одни и те же жизненные принципы. Люди, стоявшие у истоков PayPal, отлично ладили друг с другом, поскольку мы все представляли собой общий психологический тип компьютерных гиков».

Помимо прочего «мафия PayPal» сделала популярной идею меритократии, заключающуюся в том, что нанимать и продвигать следует самых лучших специалистов.

По мнению Чанг, парадоксальные идеи Тиля о ценности общих принципов и меритократии привели к тому, что именно «компьютерных гиков» начали воспринимать как представителей IT-элиты. Она пишет: «Правильные люди, умные, прозорливые, находятся на вершине пищевой цепочки, вы только посмотрите, какого успеха они добиваются, — такие приводятся аргументы. Но, превознося идею меритократии, представители Кремниевой долины отрицают, что отсутствие многообразия — это проблема».

Бремя доказывания. Один день из жизни женщины в IT

Женщинам приходится изо дня в день бороться с этими стереотипами и предубеждениями, чтобы отстоять свое место в IT-сфере.

«Я приходила на собеседование, и на меня сразу же начинали косо смотреть, потому что я выглядела не так, как, по их мнению, должен выглядеть инженер-программист, — рассказывает Венсел. — Мне приходилось из кожи вон лезть, чтобы доказать, что я чего-то стою, каждый раз, когда я оказывалась в новом окружении».

Шах соглашается с ней: «Я обнаружила, что мне постоянно нужно доказывать свой профессионализм. Когда я начинала работать в новой компании, люди по умолчанию считали меня младшим сотрудником или стажером и разговаривали так, как будто я ничего не знаю, и мне все нужно объяснять. Я заметила, что мои сослуживцы-мужчины изначально были уверены в том, что они более компетентны, чем я, хотя на самом деле все было наоборот».

До того, как дизайнер Гайда Захран пришла в Netflix, ее предложения часто отвергались со снисходительными замечаниями вроде: «Сначала нам нужно лучше изучить этот вопрос».

«Всегда находился какой-нибудь фактор, мешающий внедрить мои идеи, — рассказывает она. — Помню, на одном из совещаний я предложила идею, и от нее сразу отмахнулись. Буквально через несколько секунд один из моих коллег-мужчин повторил мои слова, и все тут же пришли к выводу, что это отличное предложение».

«После такого ты волей-неволей начинаешь в себе сомневаться». По словам Захран, она научилась «фильтровать свои высказывания» и перестала делиться мнениями или мыслями на совещаниях. И только после перехода в Netflix, компанию, известную своим стремлением к многообразию, Захран вернула себе право голоса.

По данным исследования, проведенного завкафедрой лингвистики Университета штата Калифорния в Сан-Франциско, доцентом Анастасией Смирновой, даже в английской речи есть традиция ставить женщин на второе место.

«Обычно при перечислении нескольких существительных порядок слов может быть любым. Например, "кошки и собаки" или "собаки и кошки", — объясняет она. — Но в XVI-XVII веках в английском языке существовали жесткие правила, требующие, чтобы первым всегда упоминался мужчина. Именно поэтому пьесы Шекспира называются "Ромео и Джульетта" и "Антоний и Клеопатра"».

В своем исследовании Смирнова изучает частоту появления фразы «мужчины и женщины» и «женщины и мужчины» в литературе XX века. Как показано на графике, конструкция «мужчины и женщины» остается превалирующей на протяжении всего столетия. Хотя она и сейчас встречается с гораздо более высокой частотой, популярность словосочетания «женщины и мужчины» медленно, но неуклонно возрастает начиная с 1970-х гг. «Я думаю, эта тенденция отражает перемены в нашем обществе и тот факт, что роль женщин растет», — считает Анастасия.

Некоторые женщины утверждают, что они не сталкивались с гендерными предрассудками.

Ванесса Аршамбо, технический директор Flippable.org, не видит никаких проблем в своей гендерной принадлежности при общении с коллегами и руководством. «Мне повезло, и я всегда работала в командах, где ценят многообразие, где меня выслушивали и поддерживали».

При этом Аршамбо приходится противостоять самому жестокому критику — самой себе.

«Я страдаю от синдрома самозванца, — признается она. Синдром самозванца заставляет людей чувствовать себя неудачниками, не заслуживающими успеха, несмотря на фактические достижения. — Я думаю, во многом это объясняется тем, что я женщина».

Формирование культуры равенства

Помимо сбора информации о неравной оплате труда и препятствиях к продвижению женщин по службе такие компании, как Netflix и Flippable.org, принимают меры, направленные на устранение гендерного разрыва в Кремниевой долине и решение проблем, связанных с дискриминацией по возрасту, расовой принадлежности и сексуальной ориентации.

По данным отчета LinkedIn о глобальных кадровых тенденциях в 2018 году, при подготовке которого были опрошены почти 9000 кадровых специалистов, 51% компаний в настоящее время «сильно» или «очень сильно» стремятся к многообразию. Почему? Чтобы улучшить культуру (78%), повысить производительность труда (62%) и лучше представлять интересы своих клиентов (49%).

Представители компаний, принявших участие в опросе LinkedIn главным препятствием для улучшения многообразия считают невозможность найти разнообразных соискателей. Один из способов решить эту проблему — это создать в отделе кадров должность специалиста по многообразию.

«Я работаю со специалистами по подбору персонала, чтобы убедиться, что наш пул соискателей действительно многообразен, и активно ищу талантливых кандидатов», — рассказывает Алена Скелтон, специалист по личностному многообразию и учету индивидуальных особенностей персонала в компании Wrike.

Но она подчеркивает, что ее работа включает в себя два аспекта: «В компании важно не само наличие разнообразия, а то, чтобы каждый сотрудник чувствовал, что его принимают».

Другими словами, даже если в вашей компании поровну мужчин и женщин, одинаково ли отношение к высказанным идеям, или оно зависит от того, какого пола автор? Приходится ли женщинам по-прежнему доказывать, что они такие же профессионалы, как мужчины?

«Не следует воспринимать многообразие и учет индивидуальных особенностей персонала как две отдельные программы. Они должны стать неотъемлемой частью вашей культуры», — объясняет Скелтон.

Одной из компаний, которая далеко продвинулась по пути создания культуры многообразия, является Pandora. Среди прочего в компании организуются тренинги по борьбе с предвзятостью и предубеждениями для всего руководящего состава и создаются группы поддержки сотрудников, принадлежащих к меньшинствам. Кроме того, здесь принято согласовывать темы мероприятий с ценностями компании, например, проводить вечеринки, посвященные Месяцу афроамериканской истории или Международному женскому дню.

Accenture и Microsoft выступают в роли спонсоров для таких групп, как Women in Technology, предлагающих женщинам ценные возможности и ресурсы. Другие компании обращаются к услугам консалтинговых агентств, таких как основанное Эйприл Венсел агентство Compassionate Coding, чтобы улучшить психологическую атмосферу в коллективе.

Дизайнер Netflix Гайда Захран предлагает участникам совещаний поднимать руки перед выступлениями, чтобы было видно всех, кто хочет высказаться.

Недавно Венсел в Твиттере дала совет компаниям, стремящимся к устранению гендерного неравенства: "Женщинам часто говорят, что им следует избегать "слабых" речевых оборотов, например "Я думаю, что...", но дело в том, что зачастую использование таких слов оправданно. Меня больше тревожит, когда люди высказывают свое мнение как неоспоримый факт. Нам не нужно исправлять женщин, нам нужно ценить то, что они уже делают."

«На многих тренингах по построению карьеры и развитию лидерских качеств женщин призывают вести себя как агрессивные мужчины, потому что только таким образом можно чего-то добиться, — пишет Венсел. — Меня буквально принуждают уподобляться мужчинам, которых я считаю успешными».

«Мне кажется, такие навыки, как способность к налаживанию отношений и сочувствию, тоже важны на работе, — продолжает она. — Но когда мы называем это "мягкостью", в нашей культуре такие способности начинают ассоциироваться со слабостью».

Когда мы учимся ценить женскую манеру общения и умение ладить с людьми в сотрудниках любого пола, мы смещаем фокус с необходимости доказывать свою ценность к признанию ценности.

Что касается женщин, работающих в компаниях, где гендерное равенство не считается приоритетом, то и для них есть возможности перестать «фильтровать высказывания» и начать поддерживать друг друга. И Захран, и Ванесса Аршамбо из компании Flippable.org сотрудничают с некоммерческой организацией Girl Develop It, помогающей женщинам изучать программирование, а также «повышать свой профессиональный уровень и уверенность в себе».

«Меня очень воодушевило вступление в группу, где мы все заботимся друг о друге и помогаем друг другу учиться, — говорит Аршамбо. — Идите туда, где вам придется покинуть зону комфорта и продемонстрировать свои технические знания. Если вы научитесь свободно говорить на профессиональные темы вне работы, то в конце концов сможете и на работе».

Прочь сомнения!

Женщины в IT-сфере постоянно борются за право быть услышанными. Им приходится доказывать свой профессионализм снова и снова, но их голоса разбиваются о зеркальную стену из стереотипов.

Проблема вовсе не в нехватке знаний. И не в кадровой политике. Проблема в восприятии. Руководителям технических компаний стоило бы уделять больше внимания развитию эмпатии, борьбе с неосознанными предубеждениями и умению ценить женщин за их качества. Да, мы проделали большой путь. Но нам еще многое надо пройти.

Специалист по обработке данных Диша Шах дает такой совет женщинам в IT: «Целиком и полностью сосредоточьтесь на своей цели и на том, что нужно сделать, чтобы к ней прийти, а на все остальное не обращайте внимания. Чем больше вы будете переживать из-за чужих слов или украденной идеи, тем меньше времени у вас останется на профессиональное развитие».

«Какой бы ни была политика компании, все равно важнее всего ваши знания, — утверждает она. — Только в них ваша сила, и только благодаря им вы движетесь вперед».

комментарии 0

Для просмотра данного контента необходимо согласиться с использованием cookie-файлов.

Узнайте подробности