Согласно исследованию производительности труда в мире, Россия занимает первое место среди стран BRICS, однако в 5 раз уступает США. Рабочие недели в обеих странах примерно одинаковы. При этом первое место в рейтинге занимает Норвегия со средней рабочей неделей в 33 часа. Эти данные наглядно показывают, что количество потраченного на работу времени не всегда приводит к эффективным результатам: уровень продуктивности на душу населения в России по-прежнему остается слишком низким по европейским меркам. Впрочем, большинство американцев также недовольно слишком интенсивным темпом работы и короткими отпусками.

Мы побеседовали с автором и бывшим трудоголиком Бриджид Шульте о ее книге «Мне некогда! В поисках свободного времени в эпоху всеобщего цейтнота» и попросили поделиться советами о том, как сбалансировать рабочее и личное время. В своем исследовании Бриджид рассматривает условия труда в разных странах мира и приходит к выводу, что в США работодатели доводят своих сотрудников до эмоционального выгорания и заставляют буквально возненавидеть свою работу. Из интервью с ней вы узнаете, как найти свободное время, какие компании оказываются наиболее и наименее продуктивными, и почему многозадачность — это миф.

1. Расскажите о себе и о вашей книге «Мне некогда!».

Я писательница и много лет проработала в журналистике. А еще я жена, мать двоих детей, дочь, сестра и подруга. Я люблю Спока, латте без кофеина и любой день, когда мне удается выбраться из города на природу.

Книга была написана по чистой случайности. Меня убивал безумный рабочий ритм, я все время нервничала, хронически не высыпалась, мне казалось, что жизнь проходит мимо меня, я не понимала почему, и думала, что ничего изменить невозможно.

В итоге у меня начался дерматит на нервной почве и я набрала 14 лишних килограммов, потому что мне никак не удавалось выбраться в спортзал. Когда исследователь, изучающий, как люди тратят свое время, сказал, что у меня, как и у всех женщин, есть тридцать часов свободного времени в неделю, а у мужчин — целых сорок, я чуть со стула не упала.

Я сказала ему, что это полная чушь. Он предложил мне вести дневник для учета времени, и с этого началась работа над моей книгой. Я написала статью для Washington Post Magazine о своих попытках отыскать постоянно ускользающее свободное время. Мне показалось, что в ней я выставила себя неорганизованной невротичкой, скрывающейся под маской собранного профессионала. Отклик читателей меня просто ошеломил: сотни и сотни людей писали мне, что я как будто прочитала их мысли и описала в точности их жизнь!

И тогда я решила пристальнее вглядеться в то, как мы живем. В книге ставятся два главных вопроса: «почему все происходит именно так?» и «что можно сделать, чтобы изменить ситуацию к лучшему?».

Моя книга — это путь от того, что я называю «конфетти времени» к «прозрачности времени» — тому состоянию, когда вы чувствуете, что успеваете все, что вы должны и сильнее всего хотите сделать.

Когда-то меня поразили слова гарвардского психолога Эрика Эриксона: «Самая полноценная жизнь есть у того, кто достигает внутреннего баланса между тремя составляющими: работой, любовью и игрой». Я решила задать свои два вопроса для каждой из этих составляющих. Это и легло в основу моей книги. На самом деле она посвящена поиску «хорошей жизни» в современную эпоху.

2. В чем ценность свободного времени?

Если честно, когда я начинала писать книгу, я не думала, что свободное время имеет какую-то ценность. Как и большинству американок, мне казалось, что тратить время можно только на что-нибудь продуктивное, что я обязана постоянно что-то делать, постоянно двигаться вперед — к чему-то новому, к чему-то несомненно лучшему. А наслаждаться досугом — удел лентяев и неудачников. Даже в самом слове «досуг» есть что-то неприятное. Мне казалось, досуг или праздность — это не те слова, которыми можно выразить суть человеческого существования.

Греческий философ Аристотель сказал: «Мы работаем ради праздности, от которой зависит наше счастье». Это высказывание в полной мере относилось к представителям элиты. У них была возможность размышлять, мечтать, фантазировать, познавать окружающий мир и быть уверенными, что им не помешают. Психологи называют такое времяпрепровождение «потоком» — это творческое состояние, в котором люди максимально раскрывают свои способности и таланты. И пока я не прочла книгу философа Йозефа Пипера «Досуг как основа культуры» («Leisure, the Basis of Culture»), я не понимала, что именно в таком состоянии, свободном от сиюминутной спешки и бесконечных отвлекающих факторов, люди создавали цивилизацию. Произведения искусства, музыки, литературы, философские идеи, научные открытия и гениальные изобретения — все это рождалось во вневременном пространстве потока.

И когда вы задумаетесь над тем, что творчество и новые открытия требуют времени, вы поймете, почему все музеи и библиотеки заполнены трудами людей, чей высокий статус в обществе позволял им располагать такой роскошью, как свободное время.

Об этом важно помнить. В наши дни, когда мы перегружены информацией и наше время раздроблено на краткие отрезки, мы должны не только сохранить возможность входить в состояние потока, но и сделать так, чтобы это состояние стало доступным каждому.

И нейробиологи нас в этом поддерживают. Мы начинаем узнавать о том, во что обходится нашему мозгу многозадачность. Новые исследования доказывают: для того, чтобы случилось озарение, наш разум должен быть спокоен и расслаблен, а вовсе не перегружен. Мы должны позволить мозгу отдыхать и витать в облаках, прежде чем вернуть его в более напряженное состояние. А для этого нам нужно время, чтобы сосредоточиться, не отвлекаясь.

В эпоху, когда наше время поделено на краткие отрезки, мы должны беречь их и наслаждаться каждым из них.

3. Так что же случилось со свободным временем в США? Стало ли его больше или меньше, и почему?

Забавно, но когда я читала статьи на темы досуга (когда-то мне и в голову бы не пришло, что я стану этим заниматься!), я наткнулась на публикации пятидесятых годов в Harvard Business Review и других изданиях, где предсказывалось, что в недалеком будущем люди станут работать шесть месяцев в году по четыре дня в неделю и выходить на пенсию в 38 лет. Некоторые предсказатели были даже обеспокоены такой перспективой! Они не понимали, что люди будут делать с таким количеством свободного времени. Другие же утверждали, что наступит золотой век, когда у людей будет достаточно времени, чтобы раскрыть в себе самое лучшее.

Во время работы над книгой я взяла интервью у исследователя, изучавшего проблемы досуга, и он сказал, что всю свою карьеру посвятил поиску ответа на один-единственный вопрос: как мы дошли до такой жизни?!

Если вы посмотрите на усредненные данные, собранные Бюро трудовой статистики, вы можете возразить, что рабочее время сокращается, а время отдыха растет. Но попробуйте сказать это практически любому американцу, и он лишь посмеется в ответ.

На самом деле ситуация неоднозначна. Профессионалы с высоким уровнем подготовки проводят на работе больше времени, чем когда бы то ни было, и перерабатывают больше, чем специалисты в других странах. Отдыхать им некогда — более того, исследования показывают, что если у них и появляется свободное время, они часто предпочитают занять его работой. Иногда они работают по выходным, вечерами и во время отпуска, потому что боятся оказаться невостребованными. А некоторых ужасает перспектива разбирать накопившуюся почту после возвращения с отдыха. Для многих специалистов работа становится второй натурой, и они просто утрачивают стремление заниматься чем-то другим.

В то же время рабочий день низкооплачиваемых сотрудников действительно сократился, и им приходится хвататься за случайные подработки, чтобы свести концы с концами. У них стало больше свободного времени, но оно им не нужно, ведь они предпочли бы работать, чтобы избавиться от тревоги по поводу неоплаченных счетов.

Экономисты пришли к выводу, что с восьмидесятых годов прошлого века в нашей культуре стали цениться не только тяжелый труд, но и переработки, и одновременно с этим начали расти часы переработок и финансовые компенсации за них. США — единственная страна с развитой экономикой, где нет закона об ежегодном оплачиваемом отпуске. Каждому четвертому американцу оплачиваемый отпуск вообще не предоставляется. У остальных он составляет в среднем от 10 до 14 дней. Но мы не берем все дни сразу, большую часть из них мы даже не используем, хотя их не так уж и много. Исследования показывают, что многие из нас продолжают работать и в отпуске, то есть, нам никогда не удается по-настоящему отвлечься, забыть о делах, у нас даже возможности нет выяснить, каково это — войти в состояние потока.

Неудивительно, что опросы показывают такой высокий уровень срывов и эмоционального выгорания. Это правда. Мы не ценим возможность взять паузу, чтобы восстановить энергию и освежить душу.

«У каждого четвертого американца нет возможности взять оплачиваемый отпуск».

4. Как, по вашему мнению, различается свободное время у женщин и у мужчин, у руководителей и подчиненных?

Любопытно, но самое первое исследование, посвященное восприятию времени у мужчин и у женщин, называлось «Расходящиеся реальности» («Divergent Realities»). Во многом это связано с культурной средой и потребностью мужчин и женщин адаптироваться к традиционным гендерным ролям.

Когда я работала над книгой, меня поразило, насколько я привержена тем самым стереотипам, которые считала устаревшими. Я даже не осознавала, что машинально пытаюсь им следовать. Почему я была так уверена, что именно моя обязанность — записывать детей к врачу, возить их к стоматологу, оставаться дома, когда они болеют, искать для них санатории и детские лагеря, покупать им одежду, убираться в их шкафах, организовывать детские праздники и так далее? Или я так сильно боялась, что иначе меня осудят как плохую мать? Видимо, боялась. Беда в том, что мы сами исподволь создаем «общественное мнение», против которого так трудно пойти. Мы постоянно осуждаем друг друга. Эти ехидные комментарии на детской площадке, возмущенные взгляды... от них трудно удержаться, а ранят они сильно.

Я просто не понимала, что пыталась выстроить свою карьеру по примеру отца, потому что он был моей единственной ролевой моделью, и одновременно старалась стать «домашней мамой», какой была и моя мать, потому что другого образца у меня не было. Жить двумя этими жизнями одновременно было невозможно, но мне казалось, что это — мой долг, и когда у меня не получалось, я чувствовала себя виноватой. А еще я удерживала мужа на расстоянии, не позволяла ему стать полноценным партнером и отцом, хотя когда-то мы клялись во всем друг друга поддерживать, и в результате я постоянно чувствовала себя загнанной лошадью. Конечно, на пользу детям это не шло, ведь я все время была издерганной, все время обижалась, что мне приходится весь дом тащить на себе, и не понимала, что в какой-то степени я сама себя загнала в эту ситуацию.

Требования, которые предъявляет к нам общество, очень сильны, и часто мы их даже не осознаем. И первый шаг к переменам — это остановиться, осмыслить эти требования и понять, как они нами управляют. Нужно стараться избавиться от автоматических мыслей и действий и делать паузы, чтобы услышать свой собственный голос и последовать своим стремлениям.

Когда речь заходит о досуге, американцы склонны относиться к нему с подозрением. Слишком прочно в головах укоренилось протестантское отношение к труду и вера в пословицу «Безделье — мать пороков». Интересно, что при этом, как показывают исследования, женщины острее чувствуют, что не заслуживают отдыха. Им кажется, что они должны его заработать, а для этого им прежде нужно переделать все дела из текущего длинного списка, который, как показывает практика, никогда не заканчивается.

5. Какие же основные препятствия мешают нам наслаждаться свободным временем?

  1. Работа
  2. Образ мышления
  3. Культура деловитости

Работа. В последнее время американцы стали ценить не только добросовестный труд, но и работу на износ. Мы склонны поощрять финансово и психологически тех, кто жертвует всем ради работы. А в такой среде трудоголиков свободное время утрачивает всякую ценность. Оно воспринимается как нечто, чего следует стыдиться. Как будто оно нужно только слабакам.

Образ мышления. Из-за того, что работа возносится на пьедестал, мы не способны осознать всю важность отдыха и игры. Даже если мы чувствуем в них потребность, нам кажется, что мы их недостойны, не заслуживаем или не можем себе позволить. И когда нам все-таки удается отдохнуть, мы ощущаем внутреннее беспокойство, которое мешает в полной мере насладиться досугом. Естественно, это не позволяет нам испытать все преимущества того свободного состояния, которое освежает душу.

Культура деловитости. В нашей культуре умение навьючить на себя кучу дел стало одновременно национальным спортом и знаком отличия. Мы хвастаемся тем, как сильно устаем, какой загруженный у нас график, как мы крутимся, словно белки в колесе, и столько всего успеваем. Мы настолько привыкли к этому, что даже перестали это замечать! В такой культуре свободное время становится уделом неудачников, не способных тягаться с по-настоящему деловыми людьми.

6. Вы утверждаете в одной из своих статей, что чем более гибкий график предлагается сотрудникам, тем они счастливее и тем выше результаты их труда. Но люди говорят, что гибкий график вынуждает их работать еще больше. Что вы об этом думаете?

Именно поэтому так важна культура, а одного лишь трудового распорядка недостаточно. В организациях, где труд ценится превыше всего, люди, конечно, будут строить свой график так, чтобы больше времени проводить на работе. Любопытно, что эта тенденция наблюдается среди «белых воротничков», и она поддерживает традиционное гендерное разделение ролей. Например, одно очень интересное исследование показало, что медсестры обычно выбирали рабочие часы так, чтобы успевать делать традиционную «женскую работу» по хозяйству, а врачи с гибким графиком использовали дополнительное время, чтобы больше работать, тем самым укрепляя свою роль «мужчины-добытчика».

При этом работники экстренных медицинских служб, другие «синие воротнички» и сотрудники, работающие посменно, использовали гибкий график, чтобы больше времени проводить дома. В свои свободные часы мужчины развозили детей в школы и кружки, готовили и стирали, пока их жены были на работе. Мне кажется, мы все могли бы брать с них пример — в отличие от «белых воротничков», они поддерживают гендерное равенство не словом, а делом.

7. Существует ли конфликт интересов между компаниями и сотрудниками, связанный с балансом между трудом и отдыхом? Можно ли сказать, что компании вынуждают работников принимать их условия?

На самом деле, в этом вопросе компании и простые сотрудники находятся на одной стороне. Чтобы понять это, достаточно поинтересоваться результатами исследования, которое провел Генри Форд на своих предприятиях. Он убедился, что здоровые, отдохнувшие, довольные жизнью сотрудники работают лучше.

Я читала любопытную статью экономиста из Стэнфорда Джона Пенкавеля (John Pencavel) об увеличении продолжительности рабочего дня, связанной с уверенностью работодателей в том, что если заставить сотрудников отрабатывать больше часов, их продуктивность повысится и предприятие получит больше прибыли. В статье доказывается, что эта уверенность абсолютно необоснованна. Исследование Пенкавеля выявило то, что он назвал обвалом продуктивности — чем сильнее мы превышаем норму в 40 рабочих часов в неделю, тем быстрее падает производительность труда. Мы теряем интерес, устаем, совершаем больше ошибок, и скорость работы снижается в два, а то и в три раза.

Исследование показало, что люди, постоянно отрабатывающие более 60 часов в неделю, совершают больше ошибок, в том числе представляющих угрозу для жизни, и подвергаются риску получить производственную травму. Они выполняют обычные задачи в два или три раза медленнее обычного, устают, «перегорают» и теряют способность придумывать новые идеи. То есть, просто занимают место в кресле перед монитором. Не лучший вариант для инновационной экономики, где от сотрудников требуется творческое мышление.

По данным недавнего исследования, синдром эмоционального выгорания ощущают более половины сотрудников. В отчетах Института Гэллапа утверждается, что 70% всех служащих в США утратили мотивацию или попросту ненавидят свою работу.

У меня это в голове не укладывается, потому что я «трудоголик в завязке». Сравнение статистики для разных стран показывает, что, несмотря на высокую продолжительность рабочего дня, США не опережает остальные страны по уровню производительности труда. Лидером в этом списке является Норвегия. Знаете, в какой стране такой же уровень продуктивности, как и у нас? Во Франции. В стране, где есть тридцатидневный отпуск с сохранением заработной платы, оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком, поддерживаемая государством система дошкольных детских учреждений, сокращенный рабочий день, законодательный запрет на рабочую переписку во внерабочее время и в довершение всего — традиция проводить время в кафе. И вы знаете, кто оказался в самой нижней части списка? Япония и Южная Корея, страны, известные фанатическим отношением к труду.

Результаты исследования говорят сами за себя. Здоровые и довольные жизнью сотрудники работают гораздо эффективнее. По этим данным, даже просто хорошее настроение увеличивает творческие способности в три раза. Энергичность возрастает на 31%, вероятность продвижения по службе — на 40%, объем продаж увеличивается на 37%, а врачи быстрее ставят точные диагнозы.

Так что в интересах работодателей позаботиться об оптимальной продуктивности своих сотрудников, а для этого необходимо создавать такую культуру труда, где люди работали бы по гибкому графику без сверхурочных, и где ценилось бы свободное время.

«Люди, постоянно отрабатывающие более 60 часов в неделю, совершают больше ошибок».

8. Вы много путешествовали по миру и изучали различные культуры, но удалось ли вам раскрыть секрет здорового баланса между работой и отдыхом? В каких странах сложилась самая благоприятная ситуация в этой области?

Я провела некоторое время в Дании и, хотя эта страна во многом отличается от нашей, я усвоила два урока.

  1. Производительность труда у них практически на том же уровне, что и в США, но при этом продолжительность их рабочей недели, по нашим меркам, очень короткая — 37,5 часов. Но если вы заглянете в их офисы, то не увидите людей, сидящих в Фейсбуке или болтающих у кулера. Люди там занимаются делом. Если вы станете задерживаться на работе, вас за это никто не похвалит. Наоборот, люди решат, что вы работаете неэффективно.
  2. И датчане ценят гендерное равенство. Они ценят его настолько, что в их правительстве есть министр по вопросам гендерного равенства, пользующийся таким же уважением, как министр обороны и другие члены кабинета. Жители этой страны признают, что когда и мужчины, и женщины одинаково вовлечены в бизнес, общественную работу и заботу о подрастающем поколении, это делает всю нацию счастливее, здоровее и богаче. Неудивительно что Дания часто возглавляет списки стран с самыми высокими индексами счастья, финансового благополучия, гендерного равенства и производительности труда.

Датчане действительно ценят и уважают право на свободное время как для мужчин, так и для женщин. В Великобритании одно из первых исследований на эту тему получило название «Женский досуг: какой досуг?» («Women’s Leisure, What Leisure?»). Для мужчин, принявших участие в опросе, было обычным делом проводить время в пабе с приятелями или выезжать на природу. Но если женщины пытались делать что-то подобное с подругами или в одиночку, они подвергались общественному осуждению. В Дании все иначе. Вместо того чтобы спрашивать: «Кем вы работаете?», они спрашивают: «Чем вы увлекаетесь?». Они занимаются в спортивных клубах. Они успевают поплавать в море перед началом рабочего дня. Они отдыхают на природе не в загородных особняках, а в деревенских домиках. Каждую осень в каждый дом приходит целая пачка каталогов с перечислением бесплатных или недорогих курсов, обучающих чему угодно — языкам, охоте, плаванию, риторике, кулинарии. И на обложке одного из каталогов напечатан девиз: «Ради просвещения и развлечения».

По-моему, это замечательно.

9. Какие три совета вы можете дать сотруднику, стремящемуся повысить свою продуктивность?

  1. Сделайте паузу. Разорвите цикл вечной занятости и поймите, что является наиболее важным — как для выполнения рабочего задания, так и для вас лично.
  2. Сожгите список текущих дел. Запишите все отрывочные мысли, которые приходят к вам в голову. Это разгрузит ваш мозг. Потом сделайте паузу и взгляните на то, что вы написали. Затем, держа в голове свои главные приоритеты, выберите единственную, самую важную задачу. Начните ее делать с самого утра. Отключите электронную почту. Не начинайте день с ответов на электронные письма, или вы весь день проведете, реагируя на внешние раздражители. Отключите телефон. Установите таймер на 30, 45 или 90 минут и выполните эту единственную задачу. Все оставшееся время вы будете чувствовать себя победителем, а не неудачником.
  3. Не пытайтесь быть многозадачными. Вы не выполняете несколько задач одновременно. Вы просто переключаетесь с одной задачи на другую. Наш мозг способен уделять внимание только одной задаче в каждый момент. Поэтому всякий раз, переключая внимание между задачами, вы теряете энергию и силу воли и вам становится все сложнее принимать решения. Исследование, проведенное в Лондонском Королевском колледже, показало, что многозадачность оглупляет человека так же, как наркотическое опьянение. Ваш IQ снижается на 10 пунктов. Так что выполняйте только одну задачу!

@KingsCollegeLon установил, что #многозадачность отнимает у нас 10 пунктов IQ.

10. Как, по вашему мнению, изменится баланс труда и отдыха к 2020 году? Если ситуация ухудшится, что нужно делать, чтобы защитить наше драгоценное свободное время?

В 2020 году мы приблизимся к моменту, когда представители поколения двухтысячных окажутся абсолютным большинством на рынке труда. А именно эти люди, как показывают многочисленные исследования, хотят гибкого графика работы и возможности жить полноценной жизнью. Технологии продолжат развиваться, у нас будет больше возможностей контролировать время, методы и место нашей работы, мы сможем успешнее сотрудничать с коллегами, причем это относится не только к техническому персоналу, но и к самым низкооплачиваемым категориям.

С другой стороны, люди, принадлежащие к поколению бэби-бума, которые пахали как проклятые большую часть своей жизни, лучше заботятся о своем здоровье, живут и работают дольше, но им хочется чего-то нового. Есть такой этап между выходом на пенсию и смертью, когда цели и смысл жизни становятся яснее и четче. И люди, вступившие в этот возраст, будут искать способы работать по-другому, чтобы у них оставалось время для себя.

А нейробиологи и исследователи, занимающиеся вопросами человеческой работоспособности, будут и дальше учить нас оптимизировать производительность труда и объяснять всю важность самопознания и разумного отдыха.

Я надеюсь на лучшее!

11. Замечаете ли вы какую-нибудь новую тенденцию, которой пока еще уделяется недостаточное внимание?

Взаимное обогащение труда и досуга. Мы постоянно слышим о негативных последствиях конфликта между работой и личной жизнью. Их много, и они реальны. Но в последнее время появляется все больше исследований, посвященных взаимному обогащению труда и досуга и ощутимым преимуществам ситуации, когда и мужчины, и женщины играют множество ролей в общественной и частной сфере. Среди таких преимуществ и возможность использования рабочих навыков в свободное время (и наоборот), и хорошее настроение, и повышенная энергичность, и радость свершений, и более глубокие и полноценные взаимоотношения. Мне кажется, что это очень важная работа, потому что все споры вокруг этой темы она направляет к поиску решения. Мы слишком долго находились в состоянии бесплодной амбивалентности — двойственного восприятия. Исследования показывают, что мы до сих пор испытываем беспокойство из-за наших представлений о роли матери и не уверены, должны ли матери работать или сидеть дома с детьми, хотя большинство из них все равно работают. Эта амбивалентность сковывает всех нас, и пора уже разработать действенную, рациональную и благоприятную рабочую культуру и открыть более гладкий путь к карьерному росту как для мужчин, так и для женщин. Нам нужна культура, признающая, что самое высокое качество работы достигается, когда у людей остается время на личную жизнь, и что воспитание детей и забота о старшем поколении так же ценны, как и любой другой труд. Это лучший путь вперед из всех возможных!

Слово читателям: что вы думаете о балансе рабочего и личного времени?

Как вы достигаете здорового баланса между трудом и отдыхом? Домашний отдых очень важен для сохранения производительности труда. Поделитесь советами о том, как распорядиться свободным временем, в комментариях!


О Бриджид Шульте

Бриджид ШультеБриджид Шульте — автор книги «Мне некогда! В поисках свободного времени в эпоху всеобщего цейтнота», которая вошла в список бестселлеров New York Times, названа одной из выдающихся книг года по версии Washington Post и NPR и удостоена литературной премии Библиотечной ассоциации Вирджинии в области публицистики. Бриджид рассказывает всему миру о причинах и последствиях нашей разрушительной рабочей культуры и учит находить время для хорошей жизни, переосмысливать подход к работе, изменять отношение к гендерным ролям для более справедливого распределения обязанностей и возможностей и вместо стремления к карьерным высотам помнить о ценности досуга. Ранее Бриджид работала в изданиях The Washington Post и The Washington Post Magazine и входила в группу журналистов, награжденных Пулитцеровской премией в 2008 году. Сейчас она является директором-учредителем проекта The Good Life Initiative неправительственного аналитического центра New America и возглавляет программу The Better Life Lab. Цель обеих программ — организация обсуждений, поиск революционных решений и освещение того факта, что проблема рабочего и личного времени — это ключ к качеству и эффективности работы, новаторству и полноценной жизни. Бриджид живет в Александрии (Вирджиния, США) с мужем Томом Боуманом, репортером National Public Radio, и двумя детьми. Она выросла в Портленде (Орегон) и проводит лето с родителями в Вайоминге. Подпишитесь на ее нерегулярную почтовую рассылку «Toward Time Serenity», посвященную искусству жить хорошо: brigidschulte.com. Присоединяйтесь к дискуссии о том, как найти время на работу, любовь и игру на ее странице в Фейсбуке и в Твиттере @BrigidSchulte.
комментарии 0